о проекте схема изложения материалов простой запрос настройка результатов
на главную страницу системы
    ИЖОРА    
   

Основные сведения

Этноним

Ижора, ижорцы, самоназвания: ингеройсет, инкерикот, карьялайсет.

Территория расселения

В XVIII – начале ХХ вв. ижоры расселялись в пределах современной Ленинградской области (западные районы и южная часть Карельского перешейка) чересполосно с русскими, ингерманландскими финнами, водью. В настоящее время ижоры в основном проживают на территории Кингисеппского района Ленинградской области.

Численность


По материалам П.И. Кёппена в 1848 г. численность ижоры составляла 17800 человек;
по переписи 1897 г. – 13724 человека;
по переписи 1920 г. – 10595 человек;
по переписи 1926 г. — 16100 человек;
по переписи 1959 г. – 1100 человек;
по переписи 1979 г. – около 700 человек;
по переписи 1989 г. — 449 человек.

Этнические и этнографические группы

В составе ижоры выделяют пять этнографических групп в соответствии с диалектными различиями: сойкинская (население Сойкинского полуострова), хэвасская (окрестности р. Коваши – по-фински Хеваа), нижнелужская (низовья р. Луги), оредежская (верхнее течение р. Оредеж), ижоры Карельского перешейка (К ХХ в. практически полностью были ассимилированы русскими и ингерманландскими финнами).

Антропология

Восточно-балтийский тип большой европеоидной расы.

Язык

Ижорский язык относится к финно-угорской группе уральской языковой семьи. Делится на 4 диалекта: сойкинский, хэваский, нижнелужский и оредежский. Названия диалектов связаны с районами обитания ижор — Сойкинский полуостров, р.Коваша (по-фински — Хеваа), р.Луга, р.Оредеж. Диалект ижорского населения Карельского перешейка остался неизученным по причине полной ассимиляции этой группы русскими и ингерманландскими финнами к началу ХХ в. Ижорский язык наиболее близок к эвремейсскому диалекту финского.

По переписи 1989 г. лишь 36,8 % ижоры назвали национальный язык родным.

Письменность

Письменность была разработана в 1920-е гг. на основе латинской графики и функционировала до конца 1930-х гг.

Этническая история

Впервые ижоры ("ингры") упомянуты в булле папы Александра III к шведскому Упсальскому епископу Стефану (между 1164 и 1189 гг.). В русских источниках этноним ижоры отмечены в 1223 г.

Проблема формирования ижорского этноса остается дискуссионной. Традиционно принято рассматривать ижору как группу, выделившуюся из состава карельских племен на рубеже I-IIтыс. н.э. и первоначально обитавшую в южной части Карельского перешейка и в районе р. Ижора, откуда в дальнейшем происходит постепенное продвижение ижор на запад вплоть до р. Нарвы. В последние годы высказана гипотеза об автохтонности ижорского населения или по крайней мере раннем его появлении на южном берегу Финского залива (XI – XIV вв.).

В конце I тыс. территория расселения ижоры вошла в состав Новгородских земель, а с конца XV в. – Русского централизованного государства. Принадлежность ижоры к православному вероисповеданию способствовала ассимиляции со стороны русского населения. В XVII в., когда после Столбовского мира 1617 г. территория Приневья (историческая область Ижорская земля или Ингерманландия) являлась шведской провинцией, часть ижоры была ассимилирована финнами.

В 1943 г. ижорское население с территории, оккупированной немецкими войсками, было вывезено в Финляндию. После возвращения в СССР в 1945 г. до середины 1950-х гг. существовали ограничения на расселение ижоры в местах прежнего проживания.

Национально-государственное строительство в ХХ в.

С 1926 г. до конца 1930-х гг. на территории Ленинградской области существовал Сойкинский национальный ижорский сельсовет; работали сельские школы с обучением на ижорском языке.

Хозяйство

Хозяйство ижорских крестьян в целом схоже с хозяйством других этнических общностей региона (русские, водь, ингерманландские финны).

Земледелие. Земледелие являлось основным хозяйственным занятием. Выращивали зерновые (рожь, овес, ячмень), овощи (репа, капуста), с XIXв. картофель. В начале ХХ в. преобладали трехпольные и многопольные севообороты. Для обработки земли использовали соху, деревянную борону. Со второй половины XIX в. начали распространяться плуги, бороны с железными зубьями. В качестве тягла использовали лошадь. Жали серпами восточноевропейского типа с зазубренным краем. Снопы сушили в риге. Молотили цепами, а также обивкой о скамью.

Животноводство. Разводили крупный рогатый скот, овец, свиней, кур. Характерен коллективный выпас скота с наемным пастухом.

Рыболовство. В деревнях на побережье Финского залива было распространено рыболовство, в том числе подледный лов. Зимой рыбаки уходили на залив на несколько дней и жили в специальных дощатых домиках – "будках". В зимнем лове принимали участие практически все население прибрежных деревень: как мужчины, так и женщины. Ловили салаку, кильку, корюшку. Орудием лова являлись сети и неводы. Зимний лов носил товарный характер, доход от него имел большое значение для крестьянских хозяйств.

Промыслы. В основном были распространены различные отхожие промыслы. Ижорские крестьяне уходили на заработки в С.-Петербург или Нарву, где устраивались на фабрики и заводы. Наиболее прибыльным занятием считался извоз. Также был распространен найм на различные сельскохозяйственные работы как в помещичьи хозяства, так и к богатым крестьянам С.-Петербургской губернии. На территории современных Кингисеппского, Волосовского, Ломоносовского районов были широко известны ижоры-пастухи с Сойкинского полуострова, которые нанимались на лето пасти деревенское стадо (так называемые сойколовские пастухи). Этот промысел сохранялся до 1940-х гг.

Поселения

Ижорские деревни обычно имели уличную, рядовую или кучевую планировку. Во многих деревнях вместе с ижорами также проживали водь, русские или ингерманландские финны.

Постройки

Дома и хозяйственные постройки строили из бревен. На территории Кингисеппского района при строительстве дворов использовали местный камень.

В начале ХХ в. в бедных хозяйствах сохранялись двухкамерные жилища (изба и сени), но более распространены были дома состоящие из двух изб, соединенных сенями, а также пятистенки. Крыши были стропильной конструкции двускатные, а также полувальмовые; их крыли соломой или дранкой.

Еще в 1920-е гг. в ижорских деревнях встречались курные избы. В большинстве домов были русские печи или печи с подвесным котлом, характерные для прибалтийско-финских народов.

Связь дома и двора двурядная или однорядная, старинной формой считают покоеобразную связь.

К хозяйственным постройкам относились клети, бани, риги.

Одежда

Мужская одежда ижор в XIX в. уже не имела этнической специфики и соответствовала одежде живущих рядом этнических общностей (русские, водь, ингерманландские финны).

Женская одежда до конца XIX в. сохранила архаические черты. Женщины носили рубаху "рятсиня", ворот которой скрепляли застежкой-фибулой. Поверх рубахи одевали два несшитых полотнища, которые держались на плечевых лямках. Одно из полотнищ ("хурстут")закрывало левый бок и крепилось лямкой, перекинутой через правое плечо. Второе ("аануа") закрывало правый бок и крепилось лямкой на левом плече. "Хурстут" обычно был полосатым, украшенным по подолу разноцветными лоскутами, "аануа" — синим или черным. Поверх одевали крепившийся на поясе передник "полле", который ткали из шелка или из шерсти и украшали бисером. Под названием "хурстут" известна также несшитая юбка типа южнорусской поневы, которую носили на Нижней Луге во второй половине XIX в.

В XIX в. в связи с русским влиянием получили распространение различные типы сарафанов. С начала ХХ в. в обиход вошли юбки и кофты, такие же как и у других этнических общностей региона.

Архаичным женским головным убором был полотенцеобразный "сапано", вытесненный в XIX в. под русским влиянием головными уборами типа сороки и повойниками.

Женский костюм дополняли украшения, из которых наиболее распространены были серьги и ожерелья (в том числе из раковин-каури).

На ногах носили суконные красные обмотки ("риват") и обувь из сыромятной кожи – поршни (несшитая обувь из одного куска кожи), улиги (сшитая обувь).

Пища

Значительную часть рациона питания в XIX в. составлял кислый ржаной хлеб, различные каши (ячменная, ржаная), репа, со второй половины XIX в. – картофель. Из овса готовили толокно. Были широко распространены кисели; молочные продукты (простокваша, творог). В праздничные дни готовили пироги, мясные блюда. Наиболее распространенным напитком являлось пиво.

Религия

Ижоры являются православными христианами. Начало распространения христианства относится к временам Новгородской республики. Еще в XVI в. многие ижоры оставались язычниками и поклонялись природным объектам (камням и деревьям). В документах того времени отмечены жрецы – "арбуи". Дохристианские элементы сохранялись в обрядности вплоть до ХХв.

Календарная обрядность

Наибольшее число обрядов было приурочено к следующим датам:

Егорьев день – 23 апреля (6 мая). В этот день происходил первый выгон скота. Перед выгоном каждый хозяин совершал обход скота в своем дворе, взяв в зубы нож. Вечером жгли костры. К этому дню был приурочен так называемый "бабий праздник", в котором участвовали только замужние женщины. Женщины собирались в одном из домов деревни и в складчину устраивали трапезу, обязательным блюдом на которой была яичница.

Иванов день – 24 июня (7 июля). В этот день в каждой деревне разжигали костры. В канун Иванова дня были широко распространены гадания девушек.

Петров день – 29 июня (12 июля). В этот день посещали священные рощи, куда приносили еду и питье (это рассматривалось как жертвоприношение предкам).

Ильин день – 20 июля (2 августа). В этот день происходили совместные общинные трапезы — "братчины". Для этой трапезы специально забивали быка, либо барана или свинью. Илью считали покровителем земледелия, поскольку, по народным представлениям, он посылал дождь на поля.

День Флора и Лавра – 18 августа (31 августа). Этот день считали "конским праздником". В этот день пекли ржаной хлеб в форме креста, в середину которого вставляли яйцо. Яйцо получал тот человек, который ухаживал за лошадьми, а хлеб скармливали лошадям.

Обрядность жизненного цикла

Родильная обрядность. Ижорская родильная обрядность мало исследована. После родов к роженице обязательно приходили замужние женщины деревни, приносившие деньги и угощение.

Свадебная обрядность. Свадебная обрядность ижоры отличалась сложным сватовством, которое делилось на три этапа: 1) первый приезд свата в дом невесты; 2) получение ответа, когда сват и невеста обменивались залогами; 3) обручение. Обязательным элементом второго и третьего этапов было курение всеми участниками обряда табака.

Были широко распространены свадебные причитания, исполнявшиеся в доме невесты самой невестой и ее подружками. Накануне свадьбы как невеста, так и жених совершали ритуальное мытье в бане.

Собственно свадьба в прошлом была двухконечной (двухходовой): после венчания жених и невеста разъезжались по своим домам, где праздновали каждый со своими гостями. Жених отправлялся за невестой только на следующий день. В XIX в. эта традиция постепенно исчезла. Теперь после венчания вся процессия отправлялись в дом жениха. Непременным элементом свадебного стола были каравай "куппелилейбя" (в ходе свадьбы эти караваи не ели).

Наутро невеста одаривала родню жениха, взамен её одаривали деньгами.

Похоронная обрядность. Несмотря на принадлежность к православию, в похоронной обрядности сохранялись многочисленные языческие пережитки. Долгое время совершались захоронения в святых рощах. В погребальный инвентарь обязательно входили запасы еды. Также клали в гроб шерстяные вожжи. В погребальном инвентаре средневековых ижорских могильниках обычно встречается нож.

Обязательным элементом похоронной обрядности были причитания, которые исполняли профессиональные плачеи еще в конце XIX – начале ХХ вв.

Социальная организация

Ижоры жили в деревнях и являлись крестьянами (до реформы 1861 г. — в основном крепостные). В XIX в. существовала сельская община с регулярными переделами земли.

Основной формой семьи в начале ХХ в. была малая семья.

Фольклор

У ижоры было записано большое количество произведений эпической поэзии (так называемые руны). Ижорские руны были использованы финским фольклористом Элиасом Лённротом (1802-1884) при создании текста "Калевалы" (цикл о Куллерво). Наибольшую известность получила знаменитая ижорская сказительница Ларин Параске (1833-1904) из дер. Мискула Лемболовского прихода (современный Всеволожский район).

Наряду с эпической поэзией была широко распространена обрядовая. Особую известность получили свадебные и похоронные причитания.

Библиография

Inkerin bibliografia // toim. J.Elomaa. Helsinki,1981.

Золотарев Д.А. Этнический состав населения Северо-Западной области и Карельской АССР. Л.,1927.

Кеппен П. Селения, обитаемые ижорами в С.-Петербургской губернии // Ученые записки императорской Академии Наук по I и III отделениям. Т.II, вып.3. СПб.,1853.

Королев А.В. Финно-угорские народности СССР по данным переписи 1926г. // Финноугроведение. Л.,1931. №1.

Федоров И.Т. Расселение ижоры в XIX-XXвв. // Советская этнография. 1983. №5.

Конькова О.И. Ижора и корела: проблема ранней дифференциации // Русский Север. К проблеме локальных групп. СПб., 1995.

Конькова О.И. Исследования ижорских средневековых могильников. Итоги и перспективы // Современное финно-угроведение. Опыт и проблемы. Л., 1990.

Лаанест А. Об этногенезе ижорского народа по данным лингвистической географии // Проблемы этнической истории и межэтнических контактов прибалтийско-финских народов. СПб., 1994.

Моора А.Х. и Х.А. Из этнической истории води и ижоры // Из истории славяно-прибалтийских отношений. Таллин, 1965.

Седов В.В. Ижора // Финно-угры и балты в эпоху средневековья. М., 1987.

Лаанест А. Ижорские диалекты. Таллин, 1966.

Основы финно-угорского языкознания. Прибалтийско-финские, саамский и мордовский языки. М., 1975.

Laanest A. Isuri keele ajalooline foneetika ja morfoloogia. Tallinn, 1986.

Porkka V. Ueber der ingrishen Dialekt mit Berucksichtigung der ubrigen ingermanlandischen Dialekte. Helsinki, 1885.

Янсон П.М. Национальные меньшинства Ленинградской области. Л., 1929.

Габе Р.М. Материалы по народному зодчеству западных финнов Ленинградского округа // Западнофинский сборник. Л., 1930.

Гаген-Торн Н.И. "Бабий праздник" у ижор Ораниенбаумского района // Этнография. 1930. №3.

Георги И.Г. Описание всех в Российском государстве обитающих народов. СПб.,1776. Т.1.

Конькова О.И. Ижора // Мы живем на одной земле. Население Петербурга и Ленинградской области. СПб.,1992.

Прыткова Н.Ф. Одежда ижор и води // Западнофинский сборник. Л., 1930.

Успенский Д. Ингры, ваты, ягрямя и саволаксы // Финский вестник. 1845. Т.2, отд.4.

Ушаков Н.В. Традиционное жилище финноязычных народов Ленинградской области нач. ХХв. // Современное финно-угроведение. Опыт и проблемы. Л.,1990.

Шлыгина Н.В., Конкка У.С. Водь, ижора и финны Ленинградской области // Народы Европейской части СССР. М.,1964. Т.2.

Языков Д. О финских жителях С.-Петербургской губернии // Русский исторический сборник. М.,1840. Т.4.

Inkeri. Historia. Kanssa. Kulttuuri. Helsinki, 1991.

Sjцgren A. Uber die finnische Bevцlkerung des St.-Petersburgischen Gouvernements und uber der Ursprung des Namens Ingermanland. SPb.,1833.

Öpik. E. Vadjalastest ja isuritest XVIII saj lopul. Tallinn, 1970. (в работе опубликована на русском языке этнографическая часть рукописи Ф. Туманского “Опыт повествования о деяниях, положении, состоянии и разделении Санкт-Петербургской губернии”).

Ушаков Н.В. Источники для этнографического изучения Ленинградской области (обзор материалов архива Ленинградской части института этнографии АН СССР) // Этнография Петербурга-Ленинграда. Л., 1988. Вып. 2.

Шаскольский И.П. Материалы по истории Ижорской земли и Корельского уезда XVII в. в Государственном архиве Финляндии // Вспомогательные исторические дисциплины. Л., 1979. Вып.11.

Источники

Российская национальная библиотека (С.-Петербург). Отдел рукописей.

Ф.885 (Эрмитажное собрание), №558. Туманский Ф.О. Опыт повествования о деяниях, положении, состоянии и разделении С.-Петербургской губернии. (1789-1790гг.).

Музейные источники


к началу страницы

 
         


© 2000 Interdisciplinary Center for Adanced Professional Education
© 2000 designed by Tatyana Shelomova