о проекте схема изложения материалов простой запрос настройка результатов
на главную страницу системы
    ВЕПСЫ    
   

Основные сведения

Этноним основной

Вепсы, чудь (до 1920-х гг.).

Автоэтноним (самоназвание)

Вепся/бепся/вепсь, вепсляйжет/вепслаажед/бепслаажед; пяжозерские средние в. — тягалажет, тямякельхийжед, мейдянкельхийжед; часть средних оятских в. — людиникад; южные и часть средних в. — чухарид; северные в. — еудикее/людикелед.

Другие этнонимы

Кайваны (у русских).

Территория расселения

Основная: Прионежский район Республики Карелия, Бокситогорский, Лодейнопольский, Подпорожский, Тихвинский районы Ленинградской области, Бабаевский район Вологодской области.

Другие места расселения: Санкт-Петербург, города и посёлки Ленинградской области, Петрозаводск, Вытегорский район Вологодской области, Новокузнецкий район Кемеровской области.

В 1992 — 1994 гг. образованы Куйский и Пондальский национальные сельсоветы в Бабаевском районе Вологодской области и Шелтозёрская национальная волость в Прионежском районе Республики Карелия.

Численность

1719 г. — 8,6 тыс. чел.
1744 г. — 10,2 тыс. чел.
1848 г. — 15,6 тыс. чел.
1897 г. — 25,6 тыс. чел.
1926 г. — 32773 чел.
1937 г. — 29842 чел., в т.ч. в Российской Федерации — 29585 чел.
1939 г. — 31449 чел. в Российской Федерации
1959 г. — 16374 чел.
1970 г. — 8281 чел.
1979 г. — 8094 чел., в т.ч. в Российской Федерации — 7550 чел.
1989 г. — 12501 чел., в т.ч. в Российской Федерации — 12142 чел.,
из них 5954 чел. (49,0 %) в Республике Карелия,
4273 чел. (35,2 %) в Ленинградской области.
В городских поселениях проживает 49,3 % всех вепсов.

Этнические и этнографические группы

Северная — Прионежский район Карелии.

Средняя — восток Ленинградской (кроме Бокситогорского района), северо-запад Вологодской обл. В составе средней группы — восточная подгруппа — Куйский и Пондальский сельсоветы Бабаевского района Вологодской обл.

Южная — северо-восток Бокситогорского района Ленинградской области.

Расовая принадлежность, антропологический тип

Восточно-балтийский тип беломоро-балтийской малой расы.

Язык

Вепсский язык относится к прибалтийско-финской подгруппе финно-угорской ветви уральских языков. Выделяют 3 диалекта, соответственно этнографическим группам: северный, средний и южный. Имеются и переходные говоры.

Вепсский язык используется в основном в быту. С конца 1980-х гг. его изучают факультативно в младших классах школ на территории проживания вепсов. Изданы учебники для 1-4 классов и учебный вепсско-русский словарь. С 1993 г. ежемесячно в городе Петрозаводске издаётся газета "Kodima" ("Родная земля"). Изданы несколько книг вепсских писателей на родном языке, сделаны переводы христианской литературы, богослужение осуществляется на русском языке.

Вепсы двуязычны. В России 48,3% их считает родным языком русский, а 49,5% свободно владеют им. В Карелии вепсский язык считают родным 37,5% вепсов, в Ленинградской обл. — 69,6 %.

Письменность

В 1932 г. была создана и использовалась до 1937 г. письменность на основе латинской графики. С конца 1980-х гг. началось возрождение письменности с использованием как кириллической, так и латинской графических основ. В настоящее время принята письменность на латинской основе.

Религия

Православные христиане.

Этногенез и этническая история.

Наиболее вероятно, что древнейшие предки вепсов проживали в Юго-Восточной Прибалтике, откуда в начале I тыс. н.э. началось их движение на восток. Как, полагают, первое упоминание о племени весь (Vas, Vasina) — предках вепсов относится к VI в. В это время они и появились на территории между Ладожским, Онежским и Белым озёрами (так называемое Межозерье).

С конца I тыс. н.э. в этот район продвигаются славяне и начинается этнокультурное взаимодействие предков вепсов и русских, которое определило окончательную интеграцию весской общности в структуру древнерусского государства.

С XI по XIV вв. происходит движение части древних вепсов на Олонецкий перешеек, к северу от р. Свирь, где они вступают во взаимодействие с отдельными группами корелы. В результате этих контактов складываются южнокарельские этнографические группы ливвиков и людиков. Последняя волна древних вепсов обосновалась на юго-западном побережье Онежского озера, положив начало северной группе вепсского этноса.

Одновременно предки вепсов стали осваивать территории к Северо-Востоку от Межозерья (так называаемое Заволочье), достигнув бассейна р. Северной Двины. В этом регионе древние вепсы были ассимилированы западными группами коми, а на остальном пространстве Заволочья — славянами. К XVIII в. этническая территория вепсов стала ограничиваться Межозерьем, при этом продолжала сокращаться в результате непрерывной ассимиляции вепсского населения русскими на окраинах этнического ареала.

С конца XVIII по начало XX вв. вепсская территория оказались разделённой между Олонецкой и Новгородской губерниями. Вепсы Олонецкой губернии оказались активнее вовлечены во все сферы общественной жизни чем их соплеменники в Новгородской губернии. У последних сохранялись дольше архаические элементы культуры.

В конце 1920-х — начале 1930-х гг. были образованы национальные вепсские районы и сельсоветы. В 1937 г. они ликвидируются.

В 1950-е — 1980-е гг. происходит массовая ликвидация деревень и сельсоветов, населённых вепсами, что привело к сокращению их численности в связи с оттоком вепсского населения со своей этнической территории. С конца 1980-х гг. предпринимаются попытки остановить этот процесс: воссоздаются национально-территориальные образования, письменность, вводится изучение вепсского языка в ряде школ региона, издаётся литература.

Хозяйство

Основой жизнеобеспечения вепсов до середины ХХ в. являлось земледелие. Трёхполье сочеталось с подсекой. Значительное место занимало скотоводство. Подсобную роль имели охота и рыболовство. Охотой занимались больше других вепсы Шимозерской волости Лодейнопольского уезда Олонецкой губернии. Рыболовство наибольшее распространение имело на Онежском озере, где оно приобрело в XIX в. характер промысла.

С середины XIX в. значительные масштабы приобрёл лесозаготовительный промысел.

Вепсы Прионежья работали на камнеломно-камнетёсном промысле по всему Северо-Западному региону. До 1930-х гг. сохранялся гончарный промысел в Приоятье. Кроме того, у средних и северных вепсов были развиты катовальный, скорняжный, сапожный, бондарный промыслы.

Сельскохозяйственное производство с середины ХХ в. стало ориентироваться на мясо-молочное животноводство.

На территории расселения вепсов никогда не существовало каких-либо промышленных производств, что способствовало оттоку значительной части трудоспособного населения с начала XX в. в индустриальные районы.

Традиционные поселения и жилища

Для вепсских поселений характерна свободная планировка. Расположение усадеб определялось как сложным рельефом, так и очертаниями береговой линии водоёмов, возле которых традиционно располагались поселения вепсов. В Прионежье с XIX в. происходит переход к упорядоченной уличной планировке.

Жилища южных вепсов наиболее устойчиво сохранили традиционный интерьер северно-среднерусской избы со средним или низким подклетом, архаичные приёмы строительной техники. Здесь, наряду с однорядной, бытуют Т-образная и псевдо-Т-образная связь дома с двором.

Жилище средних вепсов имеет большее сходство с южновепсским, хотя менее архаично и более монументально.

Эволюция жилища интенсивнее проходила у северных вепсов. К началу ХХ в. здесь вошли в традицию пятистенки с продольным перерубом, двухэтажные дома, возникли нетипичные варианты планировки избы. Для жилого комплекса характерна однорядная связь дома и двора.

Традиционная одежда

Традиционный костюм был сходен с одеждой севернорусского населения, но имелись и некоторые своеобразные черты.

Традиционная мужская одежда вепсов состояла из рубахи, штанов с узким шагом. Рубаха обычно шилась из неокрашенной материи и украшалась вышивкой по вороту, на рукавах и на подоле.

В конце XIX — начале XX вв. бытовало два комплекса традиционной женской одежды: сарафанный и юбочный. В сарафанный комплекс, кроме шестиклинного сарафана из домотканого холста синего цвета, входили чёрный передник, рубаха. Юбочный комплекс состоял из рубахи и холщовой или полушерстяной юбки. Женская рубаха шилась более длинной, чем мужская, часто имела плечевые вставки — полики. Она могла состоять из двух частей — рукавов и станушки. Рубахи богато орнаментировались вышивкой, ткаными узорами украшались полики, ворот, подол, рукава. В праздники носили "парочку": юбку и кофту (kazakk) из одноцветной покупной ткани. Головным убором замужним женщинам служили повойник и сборник.

Верхняя одежда была общей как для мужчин, так и для женщин. Самой распространенной верхней одеждой был кафтан или "балахон", летом из холста, а зимой из сукна собственного изготовления. Шубы шились прямые, без воротника, из выделанных дома овечьих шкур. Одежда обязательно подвязывалась тканным поясом.

Самой распространенной обувью были берестяные лапти и ступни с низким (stupnid) и высоким голенищем (kotad, kotikod). Кроме плетеной обуви носили кожаные сапоги, а зимой валенки.

Пища

Основу пищевого рациона вепсов в конце XIX — начале XX вв. составляли мучные продукты, основным из которых являлся хлеб (leib). Его обычно выпекали из ржаной муки, иногда с добавлением ячменной или овсяной.

Южные вепсы из ржаного кислого теста выпекали различные изделия без начинки (иupnik, testдnik, kosґak), а также делали помазуху (levaљ) — круглой формы открытый пирог с начинкой из толокна , или манной крупы, заправленный яйцом. Пекли также колобы.

Одним из любимых видов открытых пирогов были калитки.

Из подсолённого ржаного или ячменного теста, замешанного на воде или кислом молоке, северные вепсы выпекали сканцы с начинкой из ячменной каши – sulґиinad и толокна на сметанной основе — skancad. С одной стороны их смазывали маслом, клали начинку, сворачивали и ели с мясом.

Блины пекли обычно из овсяной муки. Приправой к ним служили солёные волнушки, творог, брусника. Выпекали также оладьи. Средние вепсы делали оладьи "снежники" (luminikad) из гороховой муки, взбитой со снегом.

Из толокна, а также гречневой, овсяной и ячневой круп варили жидкие молочные каши (nozol kaљ). Из ржаной и ячменной муки делали загусту (pudr), которую ели обычно с простоквашей. Во время постов ели толокно, густо сваренные каши, горох, щи без мяса.

Среди жидких блюд можно назвать различные похлёбки и супы: мясные, рыбные, грибные, овощные, щи с крупой, картофелем, щавелем, в голодные времена — крапивой.

Самым популярным овощем была репа, которую ели в сыром виде, парили, сушили, вялили. Постепенно, с XIX в., в рацион стал входить картофель.

Стол значительно разнообразили лесные ягоды, грибы.

Любимыми являлись рыбные блюда. Рыбу вялили, жарили, готовили с ней супы. Уху варили из свежей рыбы. Зимой был обычен суп из сущика — мелкой сушёной рыбы.

В пищу употребляли не только мясо домашних животных, но и дичь, добытую на охоте. Мясо обычно ели в период тяжелых физических работ. Вяленое мясо (ahavoiиetud liha) могло храниться до 2 лет. Его использовали для приготовления супов, холодца или ели просто так.

Весной, когда подходили к концу запасы продовольствия, даже в дни постов приходилось питаться молоком и молочными продуктами.

Поминальной едой был белый густой овсяный кисель и кутья. В прошлом её готовили из варёных подслащенных ржаных и пшеничных зёрен, сейчас же — из покупного риса.

Особое место занимали куриные яйца и блюда из них: они играли важную роль в различных ритуалах. Варёными яйцами поминали.

Из напитков вепсам были известны квас, чай, выше упоминавшиеся молоко и сыворотку. Чай раньше пили только по праздничным дням. Из овсяных или ржаных отрубей и клюквы варили кисель.

Праздничная пища была более разнообразной, хозяйки старались приготовить самые лучшие яства.

Обязательным атрибутом любого праздника у южных и средних вепсов являлось пиво (olud). У северных вепсов традиция "пивных праздников" не была так развита. Здесь пиво (pivo) варили только в очень важных случаях, например к свадьбе, причём варку этого напитка осуществляли приходящие пивовары. Другие спиртные напитки — вино и водка — употреблялись крайне мало.

Завтрак женщины готовили после утреннего ухода за скотиной. Утренняя пища состояла из каши и мучных изделий. Следующий приём пищи назывался pabetk (в 11 часов). Обед был через 1 — 2 часа после полудня, а ужин устраивался вечером после работы.

За стол первым садился глава семьи. Он также резал хлеб. Ели из общей посуды. Строго запрещалось смеяться, ругаться.

В настоящее время традиционные черты в пищевом рационе вепсов в определённой степени продолжают сохраняться. Выпекают в домашних условиях хлеб и другие изделия из теста, варят супы, используют в пищу ягоды и грибы. Важное место в рационе занимают молочные продукты и рыба. Из напитков наиболее распространён чай. Сохранилась ритуальная поминальная пища. Традиционное пивоварение практически исчезло.

Социальная организация

В прошлом у вепсов существовали территориальные объединения, память о которых сохранилась в топонимах Kond, Kund.

Им на смену пришла сельская община, функции которой не отличались от русской. Но фактически жители близлежащих поселений были связаны родственными отношениями.

К началу XX в. у вепсов господствовала малая семья, хотя в некоторых регионах продолжали существовать и большие неразделённые семьи. Бытовало примачество. После выделения сыновей, родители оставались, как правило, с младшим.

Участие северных вепсов-мужчин в отходнических промыслах способствовало утверждению важной роли женщины и высоком авторитете в семье.

Вепсы заимствовали от славянского населения значительную часть терминов родства и свойства.

Духовная культура и традиционные верования

Т.к. вепсы являются приверженцами православия, у них сложилась календарная обрядность, в основе которой лежит церковный календарь. Важными являлись Святки, Пасха, Троица, Егорьев и Иванов день. Но имеются локальные различия в значимости тех или иных праздников у разных групп. Так, у южных вепсов особую значимость приобрели Маковей (1/14.08.) и Sirґ pihдpдi, приуроченный к празднику иконы Казанской Божьей матери (8/21.07) и Ильинская Пятница.

Свадебная обрядность, бытовавшая до 1930-х гг., во многом напоминала севернорусскую. Большая часть фольклорных текстов исполнялась на русском языке.

Родильная обрядность потеряла свою актуальность, но некоторые её элементы сохранились, в частности запреты беременной, предохранение новорожденного от сглаза, лечение ряда детских болезней народными средствами.

Погребально-поминальная обрядность сохранилась до настоящего времени, в т.ч. и так называемые "весёлые" похороны, когда во время похорон и при поминках, по прижизненному пожеланию умершего, играют на тех же музыкальных инструментах что и он, а также исполняют его любимые песни. Во время следования с гробом на кладбище первому встреченному человеку делают подношение — пирог на полотенце (если умер мужчина) или на платке (если умерла женщина). Поминки справляются на 3-й, 9-й, 20-й, 40-й дни и через 1 год.

До сорокового дня в начале ХХ в. на могилу втыкали палку, а только потом ставили крест. Иногда, у средних вепсов, могилу покрывали сверху широкой доской.

Южные вепсы на могилы детей вместо крестов устанавливали можжевеловые деревца.

Сохраняется почитание таких деревьев как ель, можжевельник, рябина, ольха. Имеются древние мифологические представления о медведе, волке, ласточке, бекасе, ястребе, щуке, змейке счастья (ozamadooћet). Существуют поверья в домового, дворового, хлевяного, лесного, водяного, земляного, банного, гуменного хозяев, которые представляются как главы семей, имеющие супруга и детей.

Из фольклорных жанров наиболее популярны пословицы, былички, частушки, колыбельные песни, предания о завоевателях (литве, турках, панах), о кладах, о происхождении названиий географических объектов. Бытуют также причитания (в настоящее время похоронные), сказки, лирические песни.

Из музыкальных инструментов до начала XX в. сохранялось кантеле, вытесненное гармонью, чаще всего с минорным ладом.

Народное искусство представлено резьбой по дереву, плетением из бересты, глиняной скульптурой малых форм (у оятских средних вепсов), вышивкой, ткачеством.

Современные этнические процессы

С середины 1980-х гг. наблюдается подъём национального самосознания вепсов и разворачивается движение за сохранение родного языка и национальной культуры. В 1992 г. в г. Петрозаводске создаётся Общество вепсской культуры. В 1990-е гг. образуются национальные территориальные образования в республике Карелия и Вологодской области.

В конце 1980-х гг. воссоздана письменность на вепсском языке, что дало возможность развитию национального образования и литературы.

Библиография и источники

Азовская Л.П. О верованиях вепсов // Этнография народов Восточной Европы. Л., 1977. С. 140 — 152.

Вепсские народные сказки. Петрозаводск, 1996.

Винокурова И.Ю. Календарные обычаи, обряды и праздники вепсов (конец XIX — начало ХХ в.). СПб, 1994.

Винокурова И.Ю. Традиционные праздники вепсов Прионежья ( конец XIX — начало ХХ в.). Петрозаводск, 1996.

Горб Д.А. Материальные компоненты вепсского свадебного обряда в конце XIX — ХХ в. ( по материалам ГМЭ) // Население Ленинградской области: материалы и исследования по истории и традиционной культуре. СПб., 1992. С. 154 — 169.

Зайцева М.И. Термины родства в вепсском языке // Fenno-Ugristica. 1. Труды по финно-угроведению. Ученые записки ТГУ. вып. 344. 1975. С. 296 — 305.

Зайцева М.И., Муллонен М.И. Образцы вепсской речи. Л., 1969.

Зайцева М.И., Муллонен М.И. Словарь вепсского языка. Л., 1972.

Косменко А.П. Народное изобразительное искусство вепсов. Л., 1984.

Костыгова А. Народная одежда прионежских вепсов // Сб. научн. работ студентов Петрозаводского гос. университета. Вып. 5. Петрозаводск, 1958. С. 48 — 53.

Лапин В.А. Русская песня у вепсов ( К вопросу о генезисе народного музыкального мышления. ) // Музыкальное наследие финно-угорских народов / Составитель и редактор И. Рюйтель. Таллин, 1977. С. 183 — 211.

Макарьев С.А. Вепсы: этнографический очерк. Л., 1932.

Малиновская З.П. Из материалов по этнографии вепсов // Западно-финский сборник. Л, 1930. С. 163 — 206.

Муллонен И.И. Очерки вепсской топонимики. СПб., 1994.

Пименов В.В. Вепсы. Очерк этнической истории и генезиса культуры. М.; Л., 1965.

Пименов В.В. Бытовая и художественная керамика вепсов // Русское народное искусство Севера. Л., 1968. С. 155 — 163.

Проблемы истории и культуры вепсской народности. Петрозаводск, 1989.

Равдоникас В.И. Чухари // Тихвинский край. Краеведческий сборник по Тихвинскому уезду. Тихвин, 1926. С. 242 — 261.

Строгальщикова З.И. Традиционное жилище Межозерья. 1900 — 1960. Опыт сравнительно- статистического анализа. Л., 1986.

Строгальщикова З.И. Погребальная обрядность вепсов // Этнокультурные процессы в Карелии. Петрозаводск, 1986. С. 65 — 85.

Строгальщикова З.И. Материалы по родильной обрядности вепсов // Обряды и верования народов Карелии. Петрозаводск, 1988. С. 95 — 106.

Цветкова Н.Н. Антропология вепсов (обзор и новые данные) // Историческая этнография / Проблемы археологии и этнографии. Выпуск 4. СПб., 1993. С. 26 — 48.

Joalaid M. Lфunavepsa kulikod // Teaduste Akadeemia toimetised. Uhiskonnateadused. № 2. Tallinn, 1978. Lk. 158 — 171.

Kettunen L. Nдytteita etelдvepsдstд. I. Helsinki, 1920 ( Suomi. 4: 18); II. Helsinki, 1925 ( Suomi. 5: 4).

Kettunen L. Matkapakinoita ja muita muistelmia 1925 — 1960. Helsinki, 1960.

Kettunen L., Siro P. Nдytteitд vepsдn murteista // Suomalais-Ugrilaisten Seuran toimituksia. 70. Helsinki, 1935.

Peterson A. Vepsa ait // EM. 1969. № 24. Lk. 319 — 334.

Peterson A. Lфuna vepsa linandusest // EM. 1971. № 25. Lk. 169 — 184.

Peterson A. Vepsa oлud, lati alus // Fenno-Ugristica. Труды по финно-угроведению. 1. Ученые записки ТГУ. Вып. 344. 1975. C. 249 — 259.

Архивные источники

Архив Российской Академии Наук;

Архив Российского этнографического музея;

Архив Музея антропологии и этнографии Российской Академии Наук (Кунсткамера);

Архив кафедры этнографии и антропологии исторического факультета Санкт-Петербургского государственного университета;

Архив Карельского научного центра Российской Академии Наук;

Архив Музея истории религии;

Вологодский областной государственный архив.

Музеи

Российский этнографический музей;

Подпорожский краеведческий музей, Ленинградская область;

Тихвинский историко-мемориальный и архитектурно-художественный музей, Ленинградская область;

Пикалёвский краеведческий музей, Ленинградская область;

Этнографический музей вепсской культуры с. Шелтозеро, Прионежский район, Республика Карелия.

Музейные источники


к началу страницы

 
         


© 2000 Interdisciplinary Center for Adanced Professional Education
© 2000 designed by Tatyana Shelomova